На главную Рассказы Рассказы из книги «Разочарование. Рассказы и фельетоны» – М.: «Спутник+», 2004. – 289 с.
0

Рассказ гостя столицы

Рассказ гостя столицы

Светлана Замлелова

 

«Посему дано ему имя: Вавилон;
ибо там смешал Господь язык всей земли...»

(Быт. 11:4-9)

«...Пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу...»

(Откр 18:2)

Говорят, будто Москва - это Третий Рим. Не знаю, как там насчёт Рима, а вот Второй Вавилон к Москве больше подходит. Созвучнее как-то. Ведь какого только народу в Москве нет! И каких только наречий не услышишь на московских улицах!
Москва, конечно, за последние годы изменилась до неузнаваемости. Покрылась паутиной рынков, складов, магазинов, бутиков, салонов, торговых центров и комплексов, мини-, супер- и гипермаркетов, пассажей, лотков, палаток, лавок, киосков и прочих торговых точек. Одним словом, торгашествует Москва. Вспыхнула рекламой, загорелась неоновым светом вывесок и запылала расцвеченными фасадами. Улицы Москвы осветились радугой щитов, предлагающих москвичам товар. Чего другого, а товара в Москве хватает. Москва завалена товаром. В основном, конечно, паршивым. Импортным. Да и не товар это вовсе. Так, отходы мировой промышленности. Однако цены на эти отходы, как бешеные собаки. Они кусают, и от укусов их трудно оправиться.
Москва охвачена эпидемией торговли. Болезнь эта расползлась по Москве и погребла под собой город. Говорят, что когда-то в Москве процветали науки и искусства. Теперь в Москве процветает только торговля. Неистово, остервенело торгует Москва, попираемая многомиллионными толпами москвичей и гостей столицы. И вся эта негоциация сопровождается толкотнёй, руганью, криками, матерщиной, драками и даже, время от времени, стрельбой. Прямо какие-то дуэли разыгрываются на улицах Москвы. Но москвичи не удивляются. Давно перестали удивляться. Раз такая демократия пошла - каждый сам за себя. И тут уж не до всеобщего обнищания, низкой рождаемости, повальной криминализации и утечки мозгов. Снуёт, суетится, поворачивается московский люд. Всё что-то продает, покупает. А ночью, когда все лавочки закрыты, отправляется в «клубы». Надобно сказать, что москвичи научились обходится без сна. Днём они охвачены жаждой наживы, а ночью - любовью к «танцам» и всякого рода играм. Для незнакомого с московским бытом следует оговориться, что «Клуб» - это вовсе не благородное заведение, где собираются люди, объединённые высоким интересом. Ничего похожего! В «Клубе» происходят умопомрачительные вещи. Мне кажется, что подобная атмосфера ждёт грешников в аду. Только что вошедший в «Клуб» новичок, отдавший за право входа свой месячный заработок, первым делом хватается за стены и судорожно дышит. Потому как по причине огромного скопления народа, воздуха в «Клубе» на всех не хватает. А человек, в отличие от растения, поглощает кислород и выделяет углекислый газ. И никакие вентиляции не изменят положение вещей. К тому же, посетители «Клуба» все отчаянно курят, кстати, не только табак. И воздух от этого делается совершенно какой-то особенный.
Но едва новичок приспосабливается дышать углекислым газом, и даже начинает ему нравиться весь этот клубный дым, как вдруг он чувствует, что смертельно устал. Он садится на случайно освободившееся место и силится понять, что же произошло, отчего он так утомлён. Но мысли его путаются, дух томится, а ноги отказываются слушаться. С трудом он доползает до выхода и, обалдевший, вываливается вон. И тут только понимает, отчего так изнемог. Музыка!!! Она грохочет с такой силой, что не только разговора на объединяющие благородные темы не получается, самого себя не слышно! При этом в такт музыке по тёмному абсолютно помещению мечутся бешеные лучи, скрещиваясь и время от времени высвечивая «танцующих». Последние, как бесы, прыгают во все стороны и в момент высвечивания предстают в самых невероятных, наводящих ужас позах.
Вот что такое «клубы», в которых колбасятся москвичи по ночам. А наутро снова снуют, суетятся и поворачиваются, продают и покупают. И всё это с видом важным и необыкновенно серьёзным. Так что при виде москвича, продающего в лавочке сосиски, начинаешь верить, будто нет ничего на свете важнее продажи сосисок. Москвич так горд собой, что даже самое никчёмное дело умудряется обставить апломбом. Кроме того, москвич нагл, напорист, зубаст и высокомерен. Он никого не замечает, кроме себя. А если и замечает, то исключительно с тем, чтобы обругать. Каждый порядочный москвич страдает ксенофобией. Чужое ему претит. Во всех своих несчастиях он винит приезжих. Послушаешь москвича, так выходит, что «проклятые лимитчики» совершенно Москву замусорили. Но вместе с тем, это именно из машин с московской маркировкой высыпаются на улицы города конфетные обёртки, банановая кожура и пачки из-под сигарет. И это именно москвич смердит и портит воздух на затасканной в Европе, дребезжащей машинюшке. Именно москвич, отправляясь в тёплое время года на дачу, заваливает Подмосковье и примыкающие области помоями.
Москвич агрессивен и пошл. Он обожает возмущаться всё равно чем, спорить на кухне о политике, ругать власть предержащих и читать мерзкие журналишки, наслаждаясь всякого рода разоблачениями и смакуя пикантные подробности из жизни «звёзд» - кто с кем живёт, кто сколько ест, кто как одет, - а после, трясясь в метро или толкаясь на рынках, обсуждать друг с другом прочитанное. Впечатление такое, будто на сегодняшний день всё это и только это - духовная пища москвича. Чуть появляется в Москве что-то хорошее и настоящее, москвич кричит:
- Надоело! Как это скучно! У нас теперь свобода!
Зато как приветствуется всякая пошлость и двусмысленность! Как радуется, как оживляется москвич при виде мерзости (в особенности заокеанской) и непотребства! Будь то театр или эстрада, литература или журналистика, кино или телевидение, москвич одинаково счастлив и весел, если только заходит речь на тему неудобообсуждаемую. Вдобавок к этому москвич в большинстве своём необычайно самоуверен и невежественен. Не имея зачастую настоящих, глубоких знаний, он, ничтоже сумняшеся, берётся обсуждать любую материю. Начиная правилами этикета, в которых, кстати, он полный профан, и заканчивая проблемой легализации проституции. Всюду москвич компетентен, всюду имеет своё мнение, отличное, как правило, от мнения профессионала. И не незнанием своим, не неосведомлённостью объяснит он это отличие. А просто «в настоящее время каждый… имеет своё право!» К примеру, собираются на телевидении милые москвички, приглашают не менее милых москвичей и на всю страну обсуждают глобальные, общечеловеческие проблемы. Обсуждают всерьёз и запальчиво. Правда, по-русски многие из них говорят через инда да кубыть, в обсуждаемых вопросах зачастую никто не разбирается, зато пищат что-то такое о правах человека, о свободе слова и о том, как оно на Западе. А какие костюмы, какой макияж! Боже ты мой! А сколько уничтожающей иронии, апломба, сколько гривуазных, сальных шуток! И это в лучшем случае! В худшем - собравшиеся дерутся, сквернословят, разоблачаются, а то и просто совокупляются. Чего зря время терять? И, судя по рейтингам, никого от этого не коробит. Никто не плюёт в экран, никто не пишет гневных писем в редакции. Напротив! Москвич с открытым ртом припадает к экрану. Москвичу интересно...
А какие фильмы идут в московских кинотеатрах? Главным образом о том, как чернокожий американец, вступая в неравную схватку с органами безопасности Соединённых Штатов, одерживает верх. А какие книги лежат на московских прилавках? Главным образом о каких-то отечественных недоумках, которые даже непонятно, чего делают. И опять же, никто не плюёт в экран, никто не пишет гневных писем в редакции. Москвичу интересно...
Но зато москвичу совершенно неинтересно, что архитектура Москвы уродлива, что город, как обоями, заклеен глупой и неудобь сказуемой рекламой, что улицы кишат нищими и что московские рынки - это средневековый пережиток. Ерунда! По существу, москвич доволен своей жизнью. Вот… только денег бы ему побольше! А потому снуёт, суетится, поворачивается московский люд. Всё что-то продает, покупает…
Вся роскошь, какая возможна сегодня в России, сосредоточена в Москве. И люди богатые стараются этой роскоши держаться. А те, кто победнее стараются к этой роскоши приобщиться. Деньги и роскошь в Москве добыть легче, чем где бы то ни было. Здесь собраны богатства со всей страны, и богатствами этими можно пользоваться на виду у огромной толпы завистников. А чтобы заполучить эти богатства, не работать нужно, а придумать эдакий способ нехлопотный. И потому в Москве воцарились с некоторых пор торговцы, спекулянты, мздоимцы, проститутки, нищие, грабители, мошенники всех сортов, убийцы, вымогатели и прочая мерзость. И Москва из русской столицы превратилась в «новорусскую».
Одни не могут равнодушно смотреть, как другие присваивают или приватизируют народное добро, а затем роскошествуют. Но первых мучает не праведный гнев, а зависть ко вторым. Что касается вторых, ужасает вовсе не то, что они, как говорят, «разворовали страну». Ужасает, что они развратили первых, показав пример лёгкой добычи денег и научив тем самым разворовать страну. А кто же захочет честно работать за копейку, видя, как рядом безнаказанно воруют миллионы? И потому богатые в Москве задают тон бедным. Никто и никогда добровольно не согласиться жить в нищете. Обнищавшие, конечно, злятся на разбогатевших, считая их виновниками своих бед, но постепенно начинают присматриваться и обучаться, как разбогатеть, не затрудняя себя работой. Одним это удаётся в полной мере, другим не удаётся вовсе, третьи выбираются из нищеты, но не богатеют, четвертые усваивают лишь то, что работать - дурно и глупо, но найти свой путь они не могут, а потому плохо кончают. Все, буквально все: чиновники и продавцы, журналисты и певцы, фотографы, таксисты, официанты и дантисты, парикмахеры, строители, художники, воители - все настроены только на то, чтобы путём каких-либо махинаций или уловок выманить у другого деньги, а взамен отдать как можно меньше товаров и услуг. В Москве люди развращены лёгкой наживой. И этим развратом пропитана и отравлена вся столичная жизнь. Кто откажется разбогатеть, зная, что рядом сотни людей считают копейки? Кто откажется от всех атрибутов шикарной жизни, видя, как старики, роются в помойке, оттого что хотят есть? Никто! А потому и сделалась блудницей дорогая столица. «Правда обитала в ней, а теперь - убийцы. ...Князья твои - законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою... «. (Ис 1:21-23)
А кто же такой «новый русский»? Что, депутат? Директор банка? Не-е-ет! И вот рушится образ толстого, холёного дядьки в заграничном костюме, при золотых часах. Испарилась жена-блондинка и «Mercedes-Benz». Растаяла семикомнатная квартира на Тверской и вилла на Канарах. Дядька-то тоже с чего-то начинал! А вырисовывается всё отчётливее ловкий такой человечек. Глазки бегают, рот до ушей, зубищи в три ряда. И мечтает такой человечек о заграничном костюме и золотых часах. О жене-блондинке и «Mercedes-Benz*е». О семикомнатной квартире на Тверской и вилле на Канарах. Ибо всё это продается и покупается. А для того человечек прасольничает, торгует, убивает, грабит, нищенствует, берёт взятки, обманывает, халтурит, развратничает - ищет кого поглотить.
Стало быть, «новорусскость» не толщиной кошелька определяется, а желанием такой кошелек приобресть любой ценой. И оттого пыхтит сегодня московский обыватель. Пыхтит, потому надеется, что и сам вскорости разбогатеет, заживёт по-настоящему! Так кто же такой «новый русский»? Да тот, для кого деньги мерилом счастья сделались, кто все другие идеалы идеалом кошелька перекрыл. Зачастую и кошелька-то самого не имея.
И вот снуёт, суетится, поворачивается московский люд. Всё что-то продает, покупает…

 

 

Нравится
 
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет