На главную Критика О поэзии
0

Внимая тишине

Внимая тишине

Светлана Замлелова

 

Творчество есть диалог. И для поэта, как и для всякого говорящего, важны внимание и понимание. Автор, прежде всего, должен быть правильно понят. И мысль его, и чувство движущее мыслью, нуждаются в верном истолковании. Только тогда будет подобран верный ключ к самобытности автора, определяющий и выделяющий его творчество.

Белинский предпочитал говорить о пафосе, как о силе и живой страсти, возжигающей в душе автора идею, превращающей умственное постижение идеи в любовь к ней, «полную энергии и страстного стремления». Мы же остановимся на самобытности, как на некоем внутреннем мире, бытии личности, из которого проистекает как дух творчества, так и талант, оплодотворённый этим духом.

 

Внимая тишинеПоэзия Ивана Давыдова неизвестная ни широкому читателю, ни литературной общественности. Автор впервые предлагает к опубликованию свои стихи. Иван Давыдов – прежде всего, философ, а уж потом только поэт. Но его поэтический мир ознаменован самобытностью, ключ от которой не лежит на поверхности.

На первый взгляд может показаться, что поэзия Ивана Давыдова холодна и бесстрастна. Но не следует торопиться с выводами! Не лучше ли внимательнее вчитаться и отыскать среди строк разгадку к тайне поэта. И, благодарный, поэт сам укажет читателю на эту разгадку.

Три темы, три мелодии звучат в поэзии Ивана Давыдова. Темы Храма, Музыки и Природы-Космоса. Все они объединяются чем-то общим, подчиняются одному началу. И это общее начало трижды прорывается в стихи, заявляя о себе открытым текстом и отмыкая вход в поэтический мир Ивана Давыдова.

 

…Умей слышать тишину,

Умей видеть пустоту…

 

(«Пустота», 1991)

 

 

Когда молчание

     расслышать сможет ухо,

Узнаешь, как язык твой

     много говорит…

 

(«Должна быть некая насторожённость слуха…», 1993-1994)

 

 

…Какою мукой вдруг окажется — сидеть

И ждать — уставясь чутким слухом

Во тьму неставшего…

 

(«Из напряжений, грёз, душевной немоты», 2000)

 

Неважно, о чём идёт речь в этих стихах. Важно, что поэт проговаривается и тем самым раскрывает себя. Становится понятным, что это не холодность и бесстрастность, но настороженная чуткость и сдержанность. Всюду Иван Давыдов старается уловить то, что недоступно верхогляду. И мир сбрасывает перед поэтом свои покровы. Увиденное и услышанное он бережно хранит в душе и несёт, стараясь не расплескать. Оттого-то он так сдержан в своих стихах, точно приглашая и других помолчать и прислушаться.

В Храме:

 

Что видит человек, входящий в церковь?

Сначала свечи, фрески, а потом

Пред ним земная позолота меркнет,

Пронизываясь ангельским огнём…

 

(«Что видит человек, входящий в церковь?..», 1991),

 

В Музыке:

 

…На тетивы натянутых струн

Свои пальцы кладёшь, точно стрелы,

И пускаешь к намеченной цели

Строки рифм и звучание струн…

 

(«Рефрен  струны  с  продолжением», 1992),

 

В Природе:

 

…Солнце блеснёт из-за туч —

Бросит кровавый отсвет.

Красная осень идёт

Смыть малахитовый цвет…

 

(«Красная  осень», 1990)

 

поэт слышит и видит Главное, то, что открывается только несуетному слуху и внимательному взгляду. Иван Давыдов умеет молчать и вслушиваться, постигая мир через тишину. Свой опыт постижения мира он осторожно вложил в стихи и ненавязчиво предложил читателю. Для современника, жизнь которого проходит в суете и верчении, не оставляя ни времени, ни сил, чтобы оглядеться кругом себя и услышать тишину, опыт этот может оказаться бесценным.

 

Нравится
 
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Создание сайта - Vinchi & Илья     ®© Светлана Замлелова
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет